January 1st, 2014

Королева поля

Наследственность опорно-двигательной системы

Я не могу делать выброс в среднем мире. С самого начала гимнастики. Просто не могу расслабиться и меня постоянно пошатывает. Совсем чуть чуть, из-за чего приходится напрягать мелкие мышцы по очереди. В верхнем мире то же не комфортен выброс. Люблю нижний за это. Потому что могу забыть о равновесии. Долго не могла понять в чем дело. А потом посмотрела на себя в зеркало и увидела, что одно бедро выше другого. С одного бока выемка талии больше чем с другого. Для меня это был шок. Потому что двадцать восемь лет своей жизни не видела что мое тело криво. Не понимала, как не заметила, потому что в верхнем мире, когда я прогибаюсь и смотрю на себя в зеркало прямо искривление было не слегка, оно было очень ярко выражено. И ни кто не заметил этого. Ведь раньше ходила к хирургу и все говорили что я здорова. К тому времени как впервые заметила свое искривление, даже была у одного остеопата. И на вопрос, почему у меня болит поясница - она не нашла ни чего. Только сказала что поясничные кости молодые и хорошие. И еще конечно была у массажиста-мануальщика. Он тогда сказал, что у меня очень хорошая спина, в большинстве своем люди имеют спину менее ровную чем у меня. И я им верила. Не подозревала, но теперь-то в зеркале вижу, что бедра разные. Не представляла так же, откуда взялось это искривление. И ни как не могла выровнять себя перед зеркалом в гимнастике. Поднимала одно бедро, но фигура становилась только более кривой.
А потом я нашла своего остеопата. Нужно ли говорить, что она сразу увидела искривление, она даже объяснила какое оно. Оказывается одна часть таза повернута вперед, а вторая назад. Я даже не думала что так бывает.
И тогда все стало понятно. Почему не могу спокойно находиться в базовом упражнении верхнего мира и шатаюсь. Почему на двух ногах не могу стоять в нормальном состоянии. Только на одной. Понятно, почему одна нога перед сном отекает больше чем вторая, зато на вторую идут переломы, вывихи и мозоли. Понятно, почему наклоняя таз в одну сторону я не могу выпрямить тело в верхнем мире. Потому что существует ось крепления тазовых костей и одна сторона повернута по часовой стрелке, а вторая против часовой. Мой выброс только в нижнем мире. Потому что тогда я могу забыть о равновесии и расслабиться.
Мой остеопат спрашивала, не падала ли я на копчик? Падала конечно, в детстве и раз в институте. Но никогда не предавала этому значение. Потом я стала вспоминать, что когда была маленькая, спрашивала, почему у меня складочки на животе не симмитричные. Разные с одной стороны живота и с другой. Мама честно говорила "не знаю". У всех детей были ровные, одинаковые. И мой живот меня беспокоил. Он очень отличался от животов других детей. У меня возникли подозрения, а не с рождения ли у меня такое состояние тела?
Мама рано умерла и я не помню, какой у неё был скелет. Меня воспитывала бабушка и я точно помню, что бедра у неё были плоские и я удивлялась как мое тело повторяет её. А потом пришла информация, что мамы с подвернутым копчиком рожают девочек с подвернутым копчиком. Я вспомнила, что я в точности повторяю болезни, которые были у бабушки. И увидела как они связаны с состоянием моего скелета. Получается что наш род из поколения в поколение передает это состояние позвоночника по женской линии. Мне почему-то казалось, что дети рождаются абсолютно здоровыми. Что у них-то все будет точно хорошо, им не достанутся наши болезни. Такие сладкие иллюзии рассыпались. И я поняла, что если я хочу здоровых детей, я обязана заниматься своей костной системой. Все мои проблемы я передам им в качестве подарка. И тогда поздно будет пить боржоми. Все борются за здоровье женщин, запрещая им пить и курить. Но мои мама и бабушка никогда не были алкогольными или никотиновыми зависимыми. У них были незаметные искривления опорно-двигательного аппарата. Ни кто из врачей даже не считал это патологией. Лечили только последствия, которые то же не считали серьезными.
Почему-то родители занимаются психикой своих детей и водят их к психологу. Они занимаются образованием своих детей и заставляют их учиться. Они водят по врачам своих детей, таскают их по больницам. Мы все время забываем, что начинать нужно с себя. Передать нашим потомкам мы можем только то, что у нас есть.