July 6th, 2014

Моя книга о моем материнстве

Оригинал взят у m_a_r_y_l_a в Моя книга о моем материнстве
Люда, которая редактировала текст моей книги, уже выложила рассказ о том, как она это делала. Стало быть, пора и саму книгу выкладывать))
Но ее еще надо вычитать. Чем я сейчас пытаюсь заниматься.

Предисловие я умудрилась написать в 2011 году, то есть почти 3 года назад. Большинство текстов – тогда же. И вот они лежали в сети, кто-то читал, но, в основном, просто лежали. А теперь будет книга.
Наконец-то. Ибо за 3 года я изменилась снова)). Мне что-то из написанного смешно уже читать. Но не буду править, это все равно я, и мой опыт. Пусть даже восприятие несколько (а местами значительно) сдвинулось, таким оно тоже было. В 2011 году))

Вот, предисловие

Слово автора

У меня, на сегодняшний день, трое детей. Я обычно добавляю, что дети от троих отцов, хотя те, кто меня читают, и так об этом знают.
Книга о моем материнстве, о моих взаимоотношениях с детьми, родилась уже давно, но я себя все время уговаривала, что еще не время, что есть чем другим заниматься, и вообще непонятно зачем она- книга эта. И при этом, меня все время спрашивают о моих детях, вопросы разные задают, я отвечаю по ходу дела, сильно не вкладываюсь. Потому что для того, чтобы рассказать о том, как я детей ращу – надо сесть и написать. Сразу огромную часть прожитого в жизни. Потому что нет таких книг написанных, статей даже нет. Мой опыт – это мой опыт.
Когда-то я ориентировалась на другие книги о материнстве, на статьи из интернета, с людьми разными общалась, сама вопросы задавала. Придерживалась разных концепций, следовала разным указаниям о том, как растить детей. И чувствовала себя более-менее всегда виноватой, потому что какой бы ни была концепция, у меня всегда что-нибудь не соответствовало. И, следовательно, я была в своих глазах «плохая мать». Хотя, кто бы меня спросил – я бы всем надавала по шапке. И объяснила бы, что я отличная мать! Но внутри первых материнских лет было много сомнений. А сейчас – нет. Давно уж нет. Я знаю, что все делаю ПРАВИЛЬНО.
И  эта «правильность» подтверждается здоровьем детей, гармонией в отношениях со мной, отцами, бабушками-дедушками, социумом, миром. Когда нас видят незнакомые люди – обычно все улыбаются. Я знаю, что с моими детьми   комфортно другим людям, и знакомым, и незнакомым.   Внутреннее рождает внешнее: внутри нашей системы у нас отношения выстроены: нам друг с другом хорошо, именно это и идет во внешний мир. И поэтому, я вполне допускаю появление новых детей. Потому что, по большому счету, мне от детей одна прибыль, и никакого убытка (шутка).
Главное, о чем я хочу рассказать в книге – о моем проживании опыта материнства, когда нет шаблонов «как правильно» или «как принято», о пути в материнстве от сердца. А каждый читатель, ну, а так как это, преимущественно, женская книга, то читательница – услышит в моих рассказах нужное именно ей, для прохождения своего пути, решения своих задач в этой женской ипостаси «быть мамой».
В начале книг принято высказывать благодарность. У меня есть такие люди, кому я хочу сказать «спасибо» именно за мое материнство. Ну, отцы детей, само собой, без них детей точно не было бы. Из отцов отдельное спасибо отцу сына – с ним у нас долгие и качественные родительские отношения, он очень много дает и мне, и сыну, и, я бы сказала, другим моим детям. Я благодарна своим первым акушерам, Андрею и Анне Князевым, благодарна своей подруге Инге Дубиной, которая приняла мои третьи роды. Сердечно благодарна шейху ордена Мевлеви Джеллаладину Лорасу , который пригласил меня в дергу на роды. Сейчас вокруг пространства моего материнства много людей, которым я безмерно благодарна, спасибо Всевышнему за такие дары.

                                                                                                                        Ваша Мария Гусева
                                                                                                                         7 сентября 2011 года
абсент леди

Когда не работает йога (фрагмент статьи)

Когда не работает йога (фрагмент статьи)

- Почему ты так не любишь йогу? – спрашивает меня, лёжа на кушетке, моя клиентка Т, красивая крупная девушка с крепким мышечным корсетом. У Т походка солдата, поджата диафрагма, а одно плечо на пару сантиметров выше другого. Только что я в очередной раз посоветовал ей заняться танцами живота и уменьшить частоту занятий йогой.


- Я очень люблю йогу, – отвечаю я. – Но сейчас твоё тело нуждается в чём-то другом. Твои бёдра сейчас «подморожены», таз почти не двигается в горизонтальной плоскости и не вращается при ходьбе. Из-за этого твой живот ощущается тобой как пустой, а центр тела перемещается слишком высоко, в грудь, поэтому ты чувствуешь себя неустойчивой и тебе трудно заземлиться. Из-за того, что тебе не удаётся установить контакт с Землёй, тебя переполняют эмоции, и чтобы не выпустить их, ты поджимаешь диафрагму. Одно плечо у тебя выше другого, в этом отчасти виновато ассиметричное напряжение диафрагмы, отчасти – привычный дисбаланс ромбовидных мышц. Вероятно, у тебя был бронхит, и через рефлекторную дугу внутреннее напряжение отразилось мышечным спазмом. А если во время бронхита ты, допустим, испытала что-то негативное, то в районе верхушки лёгкого «сидит», в виде напряжения, не пережитая до конца негативная эмоция, которая очень хочет выйти наружу.

Судя по твоим грудным мышцам, ты делала много чатуранг и сурья-намаскаров, при этом сохраняя привычный дисбаланс в плечах. Таким образом ты «закачиваешь» собственное тело, приучаешь его удерживать неправильное положение плеч. Выполняя статические упражнения и виньясы, ты не даёшь бёдрам совершать естественные для женщины спиралевидные движения, в которых сейчас нуждаются твои тазобедренные суставы, а уделяя внимание физическим аспектам асан и дришти («Что такое «дришти»? – спрашивает Т), ты не уделяешь внимания эмоциям, рвущимся наружу из области твоей диафрагмы. А если бы и уделила, тебе было бы непросто их выразить в условиях йога-класса: ругаться и плакать под Кришну Даса и удивлённые взгляды соратников с соседних ковриков как-то не сатвично.

Если бы ты попала в руки к внимательному йогатерапевту с опытом телесно-ориентированной терапии, ты бы получила от занятий йогой огромную пользу, но ты занимаешься в зале с двумя десятками людей и одним инструктором! Он при всём желании не успеет разобраться в твоих сложностях, так что сейчас ты сейчас просто превращаешь свои телесные истории в хронические проблемы.

- Ничего себе! – – Похоже, Т не ожидала от меня проповеди такой длины. Я и сам от себя, честно говоря, не ожидал. – Но от йоги мне становится легче!
- Естественно. Ты тянешься, двигаешься, разогреваешь мышцы, дышишь животом, пусть и с поджатой диафрагмой – всё это даёт отличный эффект в течение дня-другого. А как ты чувствуешь себя потом?
- Чувствую привычные напряжения и понимаю, что мне снова пора на йогу.
- Вот именно! В твоём случае йога не убирает привычные напряжения, а обостряет их.
- Что же мне делать?

Не в первый раз я слышу этот вопрос, но ответы никогда не бывают одинаковыми...

Взято здесь
http://www.all-yoga.ru/page/kogda-ne-rabotaet-joga

Моя книга. Про третьи роды. Выдержка из Ингиного рассказа

Оригинал взят у m_a_r_y_l_a в Моя книга. Про третьи роды. Выдержка из Ингиного рассказа
Читаю свою собственную книгу. А я ее, между прочим, 3 года назад написала, поэтому теперь читаю как первый раз.
Ну вот, читаю.
А тут Ингин antysk рассказ про мои роды, которые она принимала.
И выдержка про то, как она решила ехать на мои роды. Такие моменты – дорогого стоят

Второй аспект. Про Машу и машину жизнь. Из моих глаз, понятное дело.  Я вполне с пиететом к ней. Но, и все. Каждый вправе строить свою жизнь, как ему кажется правильным, и, соответственно, собирать лавры и трудности, которые ему выпадают, или, которые он сформировал. Или, которые ему Бог дал, это как он хочет думать – это все его система координат. Мне бы со своей разобраться. Поэтому, я, с одной стороны, понимала, что Маша сейчас такой совершенно особенный период своей жизни проживает, скажем так, не простенький, но, с другой стороны – я-то тут ни при чем. Это ЕЕ лавры. У меня свой период, не менее, а, может, и посерьезнее не простенький, вот только-только как начал выравниваться. Так что, «Маша, держись. Позвони, как назвали ребенка… Я постараюсь денег передать в Турцию». Вот мне так виделось, что это правильно, и самое то – денег. Вот все, кому не все равно, как я, скинутся понемножку денег – и хватит на акушерку.
Этими двумя абзацами я себя обеляю что ли? Роды с Машей – это тот самый случай, когда ничего я заранее не планировала, и не имела никаких честолюбивых намерений спасти мир. Я искренне предпочла бы тогда посмотреть, как там они справятся спасти свой мир, и радостно поаплодировать спасателю мира. Сейчас уже – нет. Сейчас это мое. Мое переживание, мое прОживание, мое достижение, мое кровное, родное и трепетное. Сейчас я его не отдам взад. А тогда – пожалуйста, увольте меня от этих шагов и жестов.
И вот, однажды светлым сентябрьским утром, вижу я сон, что Маша рожает (можно подумать, мне больше думать не о чем), показывается головка, потом все тельце, и никого рядом нет, и ребенка в руки беру я, и передаю ей приложить к груди… Сон был совсем нестрашный, и даже красивый, но я проснулась в ужасе. Потому что он был такой утренний, такой явный и яркий, такой не сон вовсе, блин! Но я девушка находчивая, я лихорадочно быстро нашла выход, что я куплю билет своей акушерке, она не стяжательная барышня, она и просто помочь без денег съездит, наверное, съездит, лишь бы уже не за ее счет билеты.
И тут выходит в скайп Маша, и гордо мне рассказывает, что акушерка ей из Минска не нужна, она, вроде как, готова рожать соло, только нужен кто-то рядом… Ну вот, типа меня - ей бы подошло… Бы… В общем, испортила мне весь «отмазывательный план». А за неделю до этого, я отменила нашу поездку с младшим ребенком на реабилитационный курс в другой город, для того, чтобы попасть к Чарковскому в Коктебель.  А два дня назад - сорвался и Чарковский, и тут эта Маша, не далее, как сегодня утром, родила мне прямо в руки.
Я, с холодком на спине, начинаю стыковать: расчищенное место под поездку в Турцию, и что акушерки толком нет, и, что побыть рядом - тоже непонятно кому, и, что, на самом деле, почему бы и не мне, я же роды видела, принимать, может, и не предложила бы себя, но паниковать и бледнеть от вида крови не стану – верняк! И, почему не мне держать за руку, и говорить «все хорошо, Маша», не по скайпу, а живьем? У меня вполне приятный голос, и Мевляна как раз родился 30 сентября, и суфийские книжки я почитываю уже давно, и испытываю к суфиям большое уважение, и не против соприкоснуться поближе, потеснее, глянуть одним глазком на их кружение… И может, это тот самый случай, когда, все-таки, можно одной пулей подхватить даже не двоих, а четырех-пяти зайцев?
У меня была еще надежда, что муж не отпустит. Ну, прямо так, чтоб не отпустить, у нас не бывает, мы личные интересы друг друга очень уважаем и поддерживаем, но сильно нахмурить брови он мог, конечно, – не каждый день папам остаются на попечение трое несовершеннолетних. Но и тут номер не прошел, муж, на большое мое удивление, не расстрелял меня сразу при подаче прошения об отпуске, а простенько так сказал: «Ну, езжай, я, полагаю, ты знаешь, что делаешь. Деньги на билеты – в тумбочке». 
Может со стороны увидеться, что это было такое легкое необдуманное решение, и я такая ветреная, как мотыль в поле улетела… Оно так и было. Только, как бы это мне словами передать? Разницу между тем, когда ты просто бросаешь штурвал, и зажмуриваешь глаза, и тем, когда ты оставляешь штурвал, потому что в этом трудном месте хорошо передать штурвал выше по инстанции. И ДОВЕРИТЬСЯ, и наблюдать полет, и насладиться им, и научиться ему. С некоторых пор, у меня, помимо вереницы разнонаправленных вопросов, начали появляться совершенно определенные маячки и ориентиры, да и просто чувствования в теле – как ответы на эти мои разнонаправленные вопросы. И, поскольку я все больше убеждаюсь, что при всей ненаучности получения ответов – ответы эти удивительно точны, то уже не сильно гружусь на тему «а почему именно так?» Просто знаю, что ТАК, и вижу, как красиво разворачивается пространство, демонстрируя мне это ТАК. Это те самые случаи, когда есть кому пронести тебя на плечах, и твое самое мудрое в этой ситуации – не дергаться, не топтаться лишнее на дружеской спине, вот затаиться, и прочувствовать: где привстать, а где присесть, где хватку за шею ослабить, а где вцепиться покрепче. Все. Остальное – не твоя забота, главное - чувствовать и не мешать. Ты – ведомый. Это как благословение, наверное. И, такое, серьезное. Не просто «вали, детка, погуляй», это «вали, детка, погуляй, я присмотрю».
Все это лирическое отступление к тому, что моего труда было только решиться сказать «ДА». Остальное – мне подарилось. И после этого ключевого «да», я только успевала открывать от удивления глаза, распихивать козырные предложения по карманам, и налево-направо спасибы раздавать. Процесс совершенно ясно перестал быть в чистом виде машкиным, он определенно становился моим.
В общем, к моменту родов, я не знала, какими они будут, и кем я буду в них (более того, буду ли я в них), но во мне уже жило ставшее привычным за эти дни спокойствие. И легкость. И уверенность, что все под контролем, не под моим, гораздо более весомым, но если он проявится в этот мир через меня, мои умелые и ловкие руки, и мою ровную и вполне умную голову, – то я принимаю это с благодарностью. И готова. Без меня – я с радостью полюбуюсь со стороны…